Николай Николаевич. Великий князь?

О незадачливом полководце России, провалившем военную кампанию 1915 года и обрекшем на страдания миллионы людей…

 

Несомненно значение исторического прошлого своего народа, своей страны в процессе формирования у человека патриотизма, гражданственности. Следует отдать должное редакции газеты «Веснік Магілёва» за постоянный интерес к исторической тематике. Рубрика «Ступеньки истории» существует давно, и в её рамках газета предложила читателю немало интересных и познавательных статей, причём, что важно, преимущественно краеведческой направленности. Но среди публикаций встречаются и такие, содержание которых не соответствует, на наш взгляд, научным критериям. Примером может служить статья Александра Малаховского «Великий князь Николай Николаевич», увидевшая свет в номере гаэеты от 11 января сего года. Посвящена она дяде последнего русского царя Николая II, Николаю Николаевичу Романову, занимавшему в начале прошлого столетия видные посты в системе военной организации Российской империи.

 

Во время Первой мировой войны великий князь, будучи в её начале Верховным Главнокомандующим русской армией, некоторое время провел в Могилёве, куда он прибыл вместе со своей Ставкой в августе 1915 г. На наш взгляд, публикация А. Малаховского грешит настолько поверхностным толкованием исторических фактов, а в некоторых случаях и их искажением, что мы сочли нужным предложить редакции свой комментарий.

 

Чья кавалерия лучше

 

Начнём с утверждения автора о том, что под командованием великого князя Николая Николаевича русская гвардейская кавалерия стала «лучшей в мире». Тезис представляется довольно умозрительным, так как не подкреплён какими-либо аргументами. Такими аргументами могли бы быть результаты боевой практики русской кавалерии в войнах того времени. Но в Русско-японской войне 1904 - 1905 гг. гвардейская кавалерия не участвовала, а русская «обычная» кавалерия ничем себя не проявила, кроме малоэффективного рейда отряда генерала Мищенко по японским тылам в январе 1905 года.

 

Первая мировая война вообще ознаменовалась глубоким кризисом кавалерии как рода войск. Военные действия на основных фронтах приобрели преимущественно позиционный характер, войска зарывались в землю, образуя сплошную линию обороны. Открытых флангов не стало, а посему отсутствовал и оперативный простор для действий кавалерии. Позиционная оборона насыщалась инженерными заграждениями, минными полями и многочисленными огневыми точками. Попытки её прорыва силами кавалерии сопровождались огромными потерями последней и в подавляющем большинстве случаев заканчивались неудачно. Боевое значение конницы снижалось, её удельный вес в основных армиях мира резко сократился. На этом фоне рассуждения о том, чья кавалерия лучше, вообще утрачивают смысл.

 

«Безобразовская клика»

 

Весьма упрощённой интерпретацией исторического процесса выглядит попытка автора обосновать экспансию царской России на Дальнем Востоке, приведшую к Русско-японской войне 1904 - 1905 гг., всего лишь «советами Вильгельма II», германского императора. Не будем отрицать, что Германия была заинтересована в переключении внимания царизма с европейских и ближневосточных дел на дальневосточные. Но военное, политическое и экономическое продвижение Российской империи в Маньчжурию и Корею (строительство КВЖД, аренда Ляодунского полуострова, создание военно-морской базы в Порт-Артуре и т.д.) было в первую очередь обусловлено интересами её собственных правящих кругов.

 

В 1898 г группа лиц из ближайшего окружения царя Николая II образовала акционерное общество для эксплуатации природных ресурсов Маньчжурии и Кореи. Видную роль в нём играл отставной офицер самого привилегированного в русской гвардии Кавалергардского полка А. Безобразов (отсюда и «безобразовская клика»). В состав «безобразовской клики» входили великий князь Александр Михайлович, князь Юсупов, графы Воронцов-Дашков и Сумароков-Эльстон, контр-адмирал Абаза, крупные землевладельцы и предприниматели Балашов, Родзянко, Воронцов и другие. Пользуясь своими связями при дворе, члены акционерного общества получали в Государственном банке безвозвратные ссуды для экономического освоения Маньчжурии и Кореи. В мае 1903 г. Безобразов был назначен на должность статс-секретаря особого комитета по делам Дальнего Востока, а близкий ему адмирал Алексеев стал царским наместником на Дальнем Востоке. Выступавший за умеренную политику в этом регионе министр финансов Витте был отправлен в отставку. Таким образом, «безобразовская клика» стала фактически определять дальневосточную политику России, что привело к обострению отношений с Японией, также стремившейся к господству в Корее и Маньчжурии.

 

Активизации царизма на Дальнем Востоке способствовало и внутриполитическое положение в стране. Российская империя стояла на пороге революции. В правящих кругах созрело убеждение, что успешная война с Японией поможет разрешению внутреннего кризиса, а шовинистический угар нейтрализует революционные настроения в обществе. Министру внутренних дел Плеве принадлежит известная фраза: «Чтобы удержать революции, нам нужна маленькая победоносная война». Так что отнюдь не советы Вильгельма II сыграли определяющую роль во ввязывании России в дальневосточную бойню, окончившуюся для неё поражением.

 

Непонятно, что за «манифест от 25 октября 1905 г.» Николай Николаевич, да ещё «в ультимативной форме», заставил подписать царя? Осенью 1905 г., в разгар революции, были обнародованы два царских манифеста: от 17 октября, декларировавший введение в России гражданских свобод и выборной Госдумы, и от 22 октября, приостанавливавший действие законов, ограничивавших автономию Финляндии. Манифест «от 25 октября 1905 г.» истории неизвестен.

 

В «ультимативной форме», по мнению автора, и союзники России по Первой мировой войне, Англия и Франция, требовали от царского правительства скорейшего наступления против Германии. Да, в августе 1914 г. западные союзники действительно попали в критическое положение на своём театре военных действий и настойчиво просили Россию поскорее начать наступательные операции на Восточном фронте. Но именно «просили», а не «требовали в ультимативной форме». Подобное утверждение не соответствует ни здравому смыслу, ни историческим реалиям того времени. Российская империя была равноправным участником Антанты, ее союзники в принципе не могли позволить себе прибегать к языку ультиматумов.

 

О «победе русского оружия»

 

Восточнопрусская операция русских войск выручила союзников, но, наспех подготовленная и плохо скоординированная, закончилась неудачей. И под Танненбергом, вопреки утверждению А. Малаховского о «победе русского оружия», только начальная фаза сражения принесла русским войскам относительный успех. В конечном же итоге вторая армия генерала Самсонова была окружена и разгромлена. Ответственность за это поражение несёт не только командование Северо-Западного фронта, но и Ставка Верховного Главнокомандования во главе с великим князем Николаем Николаевичем, не сумевшая обеспечить Самсонову своевременную поддержку.

 

Несомненна вина великого князя и в той катастрофе, которая постигла русскую армию в 1915 г. Причины её своими корнями уходят ещё в предвоенные годы, когда Николай Николаевич являлся председателем Совета обороны Российской империи. Высшее военное руководство страны, как это нередко бывает, готовилось к «прошедшей» войне и, не обнаружив прозорливости в оценке характера и масштабов войны предстоявшей, не смогло правильно рассчитать потребносто армии в вооружении и боеприпасах.

 

Военные действия с самого начала мировой бойни приобрели такой размах и интенсивность, что российские довоенные запасы снарядов, патронов и винтовок растаяли уже в первые месяцы. 8 сентября 1914 г. (на втором месяце войны!) Верховный Главнокомандующий великий князь Николай Николаевич отмечал, что на некоторых участках фронта наблюдается недостаток снарядов, тормозящий операции. Текущее производство снарядов русской промышленностью достигало в первый год войны около 100.000 штук в месяц, тогда как расход превышал миллион. Поэтому к началу 1915 г. недостаток снарядов перерос уже в «снарядный голод». Последствия оказались трагическими для русской армии.

 

Весной 1914 г. немецкое командование начало концентрацию своих войск на реке Дунаец, между Горлицей и Торновом (Юго-Западный фронт), где им был намечен главный удар в предстоявшей кампании. Ставка ВГК русской армии действительно получила сведения о сосредоточении здесь противника, однако великий князь Николай Николаевич и его штаб, как и в случае с армией Самсонова, не приняли своевременных мер по переброске резервов и боеприпасов в угрожаемый район.

 

В итоге на участке протяжённостью 35 километров, где оборонялись 5 русских дивизий, немцы сконцентрировали две армии и создали шестикратное превосходство в артиллерии. В первый же день наступления противника на фронте реки Дунаец его артиллерия обрушила на русские позиции около 700.000 снарядов, тогда как заводы России такое количество производили примерно за 6-7 месяцев. Результат не замедлил сказаться. Фронт был прорван, и германо-австрийские войска развернули масштабные наступательные операции.

 

Высшее русское командование не сумело организовать эффективное противодействие противнику. Резервы вводились в бой разрозненно. Войска испытывали настолько острую нехватку боеприпасов и вооружения, что дали повод британскому военно-морскому министру У. Черчиллю назвать русскую армию «почти безоружной». Понеся большие потери, царские войска были вытеснены из Польши, Галиции, Западной Белоруссии и значительной части Прибалтики.

 

Тактика выжженной земли

 

Не преуспев в организации эффективной обороны страны, в разгар вражеского наступления великий князь «отличился» и на другом поприще: по инициативе штаба Ставки и, разумеется, с одобрения Верховного Главнокомандующего была предпринята принудительная эвакуация населения из прилегающих к фронту областей. «Руководствуясь представлением о том, - отмечал известный исследователь эпохи царствования Николая II С. С. Ольденбург, - что враг, попадая в захваченную местность, должен испытывать затруднения в продовольствии и расквартировании войск, русское командование побуждало население к массовому исходу на Восток, при этом деревни сжигались так же, как и посевы, а скот убивался на месте либо погибал в дороге, — лишь бы ничего не досталось врагу.

 

Эта «тактика 1812 г.» подверглась резкой критике в Совете министров, но так как весь театр военных действий был подчинён Верховному Главнокомандующему, кабинет был бессилен что-либо предпринять. В итоге несколько миллионов человек, в том числе более одного миллиона жителей Беларуси, лишённых крова, обездоленных и обозлённых, были вынуждены покинуть родные места, наводняя и без того находившиеся в тяжёлом социально-экономическом положении губернии центральной России. Многие тысячи беженцев, особенно стариков и детей, погибли в дороге от голода и эпидемий.

 

На этом фоне вызывает недоумение тональность статьи А. Малаховского, являющая собой торжественную оду незадачливому полководцу, провалившему военную кампанию 1915 г. и тактикой «выжженной земли» («тактикой 1812 г.») обрекшему на страдания миллионы людей... Николай II оказался куда трезвее в оценке своего дяди, сместив его с должности Верховного Главнокомандующего и отправив на второстепенный Кавказский фронт.

 

В заключение можно посоветовать уважаемому исследователю критичнее относиться к своим источникам, ибо трудно всерьёз воспринимать байки о том, например, как Николай Николаевич за вечер выпивал по 5 (пять!) бутылок водки и оставался в «полном порядке»...

 

Л. СУГАКО, преподаватель кафедры истории и культуры Беларуси УО «Могилевский государственный университет им. А.А. Кулешова»  

(“Веснік Магілёва”, № 18/1612 от 29 февраля 2008 г.)

Правила комментирования

Уважаемые посетители сайта!

На сайте действует модерация сообщений. Это значит, что сначала происходит процесс проверки всего поступающего материала перед его добавлением на сайт, а уже затем – его публикация.

Ваш комментарий может быть удалён или подвергнут модерации, если он содержит:

  • ненормативную лексику;
  • личные оскорбления или негативные высказывания в адрес других посетителей сайта или иных лиц;
  • ссылки на определённые страницы в интернете;
  • рекламу товаров или услуг, адресов или телефонов и т.п.;
  • призывы к насилию.

Администрация сайта оставляет за собой право удалять и редактировать комментарии без объяснения причин.

Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев. Мнение автора комментария может не совпадать с мнением администрации сайта и владельца сайта.

Комментарии (0)

Комментариев к этой статье нет. Вы можете быть первым :)


slounik.org: беларускія слоўнікі і энцыклапедыі www.barysenka.by: Борисенко Николай Сергеевич - персональный сайт